Поиск по этому сайте

Найдите нас на Фейсбуке

пятница, 14 апреля 2017 г.

Возрождение Анны Франк в Германии

Римма Пипоян вживается в роль Анны Франк
«Сложность нашего времени состоит в том, что стоит только возникнуть идеалам, новым прекрасным надеждам, как жестокая действительность уничтожает их. Удивительно, что я еще сохранила какие-то ожидания, хотя они и кажутся абсурдными и неисполнимыми. Но я сберегла их, несмотря ни на что, потому что по-прежнему верю в человеческую доброту. Я не смогу строить свою жизнь на безнадежности, горе и хаосе. Я вижу, как мир постепенно превращается в пустыню и настойчиво слышу приближающийся гром, несущий смерть. Я ощущаю страдания миллионов людей, и все же, когда я смотрю на небо, то снова наполняюсь уверенностью, что хорошее победит, жестокость исчезнет и мир восстановится». Из дневника Анны Франк - еврейской девочки, которая очень хотела жить.


 Анна Франк считала, что после любого пережитого горя остается что-то хорошее, со временем это хорошее растет, и так достигается своего рода равновесие. Приблизительно также высказалась в эксклюзивном интервью АДЖЕНДЕ армянская балетмейстер и режиссер, Римма Пипоян. Благодаря балету, который она ставит в эти дни, Анна Франк продолжает жить. Мировая премьера балета моноспектакля «Привет, Китти!» пройдёт в Берлине 29 апреля.  «Я хочу, чтобы мечты девушек всех возрастов, которые не выжили, как Анна, осуществились. С помощью этой еврейской девочки мы расширяем тему жизни, борьбы против нетерпимости и дискриминации. 
Хочу сказать, что такие трагедии как войны разрушают будущее человечества. Мечты остаются не воплощенными, которые могли бы взрасти в нечто, во что-то большее. Её жизнь на сцене продолжается в образе другого человека».
С Риммой Пипоян нас познакомила израильский композитор Анна Сегал, которой, по её словам, посчастливилось стать частью этого творческого проекта и написать музыку к балету.
 
Анна Сегал "я старалась равняться на Бабий Яр Шостаковича"
Она нам рассказывает: «На протяжении трёх лет я писала музыку к "тодес фуге", что в переводе на русский означает "фуга о мёртвых" - трагическое произведение на еврейскую тему, посвящённая Холокосту. Но я посвятила её
 Геноциду еврейского и армянского народов и всем жертвам любых войн и убийств, совершённых на Земле. Это произведение было записано с оркестром «Киевская камерата» в октябре 2016 года. Оно будет исполняться на большом фестивале в Черновцах. Поэт, написавший это произведение - Пауль Целан, немецкий поэт еврейского происхождения, родившийся в то время в Черновцах. Римма, послушав это произведение, настолько впечатлилась, что захотела поговорить со мной о создании такого монобалета, который она сама исполняет и сама ставит в качестве хореографа. Она создала либретто к балету об Анне Франк. Мне было легко и приятно с ней работать, так как она точно знала, что она хочет. Она досконально выстроила всю драматургию, а синопсис балета напоминает сценарий к фильму: девочка находит старые ботинки, и когда она начинает их носить, слышит голоса, восстанавливаются образы, видения, которые видела Анна Франк, поскольку эти ботинки её.
Через этакий портал она восстанавливает все события, все чувства, которые чувствовала Анна, когда писала свой дневник. В этом проекте, кроме хореографии, которая исполнится на сцене под мою музыку, будет транслироваться параллельный фильм, снятый специально в Армении. В фильме использована музыка другого композитора-женщины - Елены Рыковой с музыкой абстрактного плана. Жизнь на сцене и жизнь виртуальная (параллельный мир) в сочетании с хореографией, видеоискусством и музыка разных направлений повышают интерес к моноспектаклю.

Этот проект, благодаря Римме, начался как коллаж из моих собственных произведений. Вначале я использовала отрывки, затем их соединяла и развивала. Использовала произведение для виолончели с соло, которое, наконец-то, будет услышано. Также впервые там прозвучит произведение "Озарение". Оно о том, что все люди должны прозреть и понять, что единственный путь к будущему - это путь к созиданию, а не разрушению. Произведение для большого симфонического оркестра, но в записи звучит часть компьютерной музыки. Эту часть я соединила с живой записью «Киевской камераты», совершенно потрясающего оркестра, на мой взгляд. В балете только инструментальная музыка, поскольку главная роль здесь у танца. Танец окружён немым фильмом и инструментальной музыкой. Рима - вокалист, но танцующий. Женщины созидают: одна балетмейстер, другая композитор и Анна Франк - девочка, которая хотела передать человечность. Переступив через всю ненависть, она передала сторону позиции толерантности, необходимость оставаться людьми. Мне кажется, это символично: и то, что это будет происходить в Германии; и то, что музыка представлена израильским композитором, а балет - армянским балетмейстером.
Честно, в глубине души я старалась равняться на Бабий Яр Шостаковича, потому что до сих пор, слушая его, волосы дыбом встают от его музыки и, конечно, текста Евтушенко. Я хотела создать нечто такое глубокое, драматичное, чтобы это не было декоративным и с такой спекуляцией историей еврейской темы. Я хотела создать настоящее художественное произведение. Я думаю, у меня это получилось, потому что там есть еврейская тематика, есть знаменитый кларнет, который всегда ассоциируется у всех с клейзмерами. Там есть и колокола, которые ассоциируются с каким-то духовным очищением, просветлением. Там есть барабанная дробь, которая может ассоциироваться с  автоматной очередью. Визуально я старалась в музыке передать ряд образов, которые возникают у меня, когда говорят «Холокост».

Риммин балет для меня, как музыканта и композитора - это возможность передать мои эмоции, переживания с болью и горечью, которую я испытываю. Хочу, чтобы каждый, кто слышит эту музыку, испытал эту боль, чтобы внутри сворачивалось. И в конце - катарсис, очищение. А катарсис для меня - это когда боль пережита, и человек выходит на новый уровень, как Анна  Франк. Она не обозлилась, не стала монстром, ругающим всех. Она сохранила в себе сочувствие, осталась милой девочкой, которая в таких обстоятельствах выбрала человечность.

РИМMА ПИПОЯН повествует:
«Тема Анны Франк заинтересовала меня, когда мне было ещё 13-14 лет. Год назад я, как стипендиат академии искусств в Берлине и как хореограф, выиграла стипендию, а  после посещения музея Анны Франк я решила ставить живой моноспектакль о ней. Режиссёром фильма, сопровождающего спектакль, стал молодой начинающий режиссёр Давид Григорян, танцор оперного театра и балета. Я танцую в балете не Анну Франк, а её Китти, дневник, которому она дала такое имя. Родилась Китти после Холокоста и живёт без родителей. Сцена начинается с того, что она находит ботинки, и оказывается, что это обувь Анны Франк. Китти начинает переживать всё, что пережила Анна в своей жизни. Начинается та жизнь Анны Франк, как если бы она не умерла: те чувства, стремления, то, что она хотела осуществить, когда закончится война, но ей не удалось. И вот Китти продолжает жить так, как хотела бы Анна Франк. Действие во время исполнения развивается в двух направлениях: на сцене и на экране в качестве фильма. История фильма начинается с конца, а в пьесе идет от начала до конца. Все сцены фильма и пьесы отображаются отдельно на сцене, но вместе они образуют единое целое и дополняют друг друга.


В фильме рассказывается больше история Анны. Там Анна выступает как персонаж, есть Петер которого она любила, мать и ещё женщина.
В балете присутствуют несколько абстрактных сцен. Как персонаж, Анна Франк не видна - лица не видим, только движения, действия, когда она боится, когда радуется, когда улыбается. К сценам страха и любви подошла экспериментальная музыка Елены Рыковой. Танец представлен в смешении классического и современного направления.
Девочка по имени Китти находит и примеряет старые ботинки, которые красивы и кажутся очень удобными. Обувь так хорошо подобрана, что, кажется, всегда принадлежала Китти. После короткого периода времени обычные ботинки становятся очень ценными - они больше, чем обувь, которая, кажется, слышит ее. Через некоторое время с девушкой начинают происходить странные вещи: появляются воспоминания, которых у нее никогда не было, а чувства, которых она никогда не испытывала, постепенно превращаются в галлюцинации и кошмары. Китти пытается избавиться от обуви, но безрезультатно, как будто они приклеены к ногам, и нет выбора. Страшные истории становятся всё более явными и не дают ей покоя. Китти пытается приспособиться и услышать обувь. Короткий рассказ о жизни сплетён из, казалось бы, отдельных картин. Рассказав всю историю, ботинки сами упали с ног, сказав: «Сорви розы и незабывай меня» ... Китти осознала, что пара, которую она нашла в куче обуви, принадлежала Анне Франк, погибшей в 1945 году в возрасте 15 лет, но увековечена в своем дневнике, который назывался «Китти».

Китти решает исполнить мечту Анны и жить так, как жила бы Анна, если бы осталась в живых.»

Римма Пипоян - молодая исполнительница Китти, ранее преподавала народные и классические танцы, сейчас - мастерство балетмейстера в хореографическом училище и режиссуру танца в театральном институте театра и кино в Ереване. 
Три месяца назад открыла культурно-образовательный фонд развития современной хореографии в Армении.


В конце интервью Римма подчеркнула, что когда что-то ставит, обычно не причисляет это к определённой дате или для какого-то одного лица: «Я делаю это, потому что это относится ко всем и это для всего мира. Надеюсь, люди это сами поймут. Это не требует определения или объяснений. Это относится к трагедии человечности, а не только к геноциду или Холокосту».

Дорогие читатели, давайте представим, как жила бы Анна Франк, если бы осталась в живых. Кем и какой могла бы стать, если бы не было на свете других людей...

Как писала она в своём дневнике, на первом месте её интересов стояла литература, и это, в сущности, было непростым её увлечением. Во‑вторых, она интересовалась родословными королевских домов. Из газет, книг и журналов собирала материал о французских, немецких, испанских, английских, австрийских, русских, норвежских и нидерландских царствующих домах и многое уже систематизировала, потому что она давно делала выписки из всех биографических и исторических книг, которые читала. Она даже переписывала целые отрывки из истории. Значит, история — её третье увлечение; папа ей покупал много исторических книг. Она с нетерпением дожидалась дня, когда сама опять могла рыться в публичной библиотеке. Четвёртое: она интересовалась греческой и римской мифологией, и у неё по этому предмету тоже имелось много книжек. Потом она увлекалась собиранием портретов кинозвезд и фамильных фотографий. Она обожала книги, чтение и интересовалась всем, что касается писателей, поэтов и художников, а также историей искусств. Может быть, позже начала бы увлекаться и музыкой. С определенной антипатией она относилась к алгебре, геометрии и арифметике. Все остальные школьные предметы она любила, но историю больше всего!

В убежище, где она с родными и другими евреями скрывалась, испытала страх, недоверие, тревогу, одиночество, обиду, непонимание, чувства любви... Она делилась со своими ощущениями, негодованиями и мыслями, о самом сокровенном с самым близким своим другом. Как она писала в дневнике:  «Хотелось серьезно обдумать — зачем вообще нужен дневник? У меня странное чувство — я буду вести дневник! И не только потому, что я никогда не занималась «писательством». Мне кажется, что потом и мне, и вообще всем неинтересно будет читать излияния тринадцатилетней школьницы. Но не в этом дело. Мне просто хочется писать, а главное, хочется высказать все, что у меня на душе.»

«Бумага все стерпит». Так она часто думала в грустные дни, когда сидела, положив голову на руки, и не зная, куда деваться. То ей хотелось сидеть дома, то куда-нибудь пойти. Она так и не двигалась с места и всё думала. Да, бумага все стерпит! Анна Франк никому не собиралась показывать эту тетрадь в толстом переплете с высокопарным названием «Дневник», а если уж показала бы, так настоящему другу или настоящей подруге, другим это не интересно. Вот она и сказала: «Главное, почему я хочу вести дневник: потому что у меня нет настоящей подруги! Надо объяснить, иначе никто не поймет, почему тринадцатилетняя девочка чувствует себя такой одинокой. Конечно, это не совсем так. У меня чудные, добрые родители, шестнадцатилетняя сестра и, наверно, не меньше тридцати знакомых или так называемых друзей. У меня уйма поклонников, они глаз с меня не сводят, а на уроках даже ловят в зеркальце мою улыбку. У меня много родственников, чудные дяди и тети, дома у нас уютно, в сущности, у меня есть всё — кроме подруги! Со всеми моими знакомыми можно только шалить и дурачиться, болтать о всяких пустяках. Откровенно поговорить мне не с кем, и я вся, как наглухо застёгнутая. Может быть, мне самой надо быть доверчивее, но тут ничего не поделаешь, жаль, что так выходит.

Вот зачем мне нужен дневник. Но для того, чтобы у меня перед глазами была настоящая подруга, о которой я так давно мечтаю, я не буду записывать в дневник одни только голые факты, как делают все. Я хочу, чтобы эта тетрадка сама стала мне подругой — и эту подругу будут звать Китти!»

 Китти - это самый лучший подарок от родителей, в день своего 13-тилетия, когда она начала первую переписку с ней 12 июня 1942 года.
 Она надеялась, что всё сможет доверить Китти, как никому до сих пор не доверяла; надеялась, что она будет для неё огромной поддержкой. 

Анна Франк верила, что когда-нибудь эта ужасная война кончится, и мы станем обычными людьми, а не только евреями.

Женщины созидают: одна балетмейстер, другая композитор и Анна Франк - девочка, которая хотела передать человечность. 
Адженда рекомендует всем, кто будет находиться в Берлине в дни премьеры, посмотреть работу талантливого армянского хореографа – Риммы Пипоян. Тема достойна для художественного воплощения и неоднократного просмотра.
Мировая премьера. 29 апреля, в 18:00 и 20:30. Берлинская Академия искусств, ссылка для подробностей: 
http://www.adk.de/de/programm/?we_objectID=56605
 

Приходите посмотреть эту необычную работу и рассказать миру об этом!

Журналист-интервьюер 
Нарине Меликян

отголоски моей статьи 
в АРАВОТ
и
в ВЕСТЯХ 


Комментариев нет:

Отправить комментарий